ваш инструмент для достижения
бизнес-целей.

ОТ ЗАЙМЫ ДО ТЮРЬМЫ

Главная / Публикации / ОТ ЗАЙМЫ ДО ТЮРЬМЫ

ОТ ЗАЙМЫ ДО ТЮРЬМЫ   

Должники уходят от уплаты один за другим. Поэтому в правительстве хотят перевести их на международную систему отчетности

В 2008 году основатель строительной компании ПИК Юрий Жуков занимал 25-е место в российском списке журнала Forbes. Через два с небольшим года у него уже не было ни особняка на Рублевке, ни автомобилей, ни денег на счетах в банках. На минувшей неделе имущество экс-миллиардера было арестовано по заявлению кредиторов его компании. НОМОС-банк, которому ПИК должен $262 млн, уже получил 12,5% акций строительной фирмы. С личным имуществом Жукова банкиры-кредиторы рассчитывают выйти в ноль.

Осенью 2008 года, когда банки столкнулись с ростом невозврата по ранее выданным ссудам, они придумали остроумное, как тогда казалось, решение: стали требовать от владельцев компаний-должников предоставлять личные поручительства. Смысл был в том, чтобы хоть как-то обезопасить себя от вывода активов. В процессе переговоров о реструктуризации долга пришлось такую гарантию дать и Юрию Жукову. Но если с ним банкирам и повезет, то в остальном пока картина неутешительная: владельцы и руководители обанкротившихся предприятий все равно уходят от личной ответственности. Правительство стало думать, что делать.

БЕЗНАДЕЖНОЕ ДЕЛО

Должники не торопятся расставаться с личными капиталами. Игорь Голубенко, купивший облигации производителя алкоголя «Заводы Гросс», через суд доказывал, что собственники заводов сначала вывели из компании активы, а потом объявили дефолт, и пытался наложить взыскание на их личную собственность. Безуспешно.

Но даже с решением суда в кармане вытрясти долги из должников не так просто. В августе 2009 года Алексей Тренклер, конкурсный управляющий обанкротившейся страховой компании «Доверие», доказал в суде, что ее директор и акционер Виктор Рудницкий вывел из предприятия активы, покупая векселя сомнительных компаний. Суд согласился с тем, что торговля ценными бумагами «подорвала финансовую устойчивость» «Доверия», и постановил взыскать недостающие для покрытия долга 27,6 млн рублей лично с Рудницкого.

Не помогло. Представитель конкурсного управляющего объяснил Newsweek, что дело в бесконечных юридических формальностях. Прошел почти год с тех пор, как суд вынес решение, а директор «Доверия» не заплатил еще ни копейки. И чем больше проходит времени, тем, видимо, меньше шансов у кредиторов получить свои деньги обратно. Личное имущество тоже можно куда-то спрятать.

Самый верный способ взыскать безнадежный долг – подключить административный ресурс. Депутат Вадим Варшавский, владелец группы компаний «Эстар», задолжал разным банкам около $1 млрд. Его личное имущество – офис, общественная приемная, ресторан, личная квартира – было арестовано. Разумеется, продажа этих активов положение бы не спасла. Варшавского обязали выплачивать кредиторам половину его зарплаты, и он бы так и выплачивал его столетиями. Надежды на то, что долг будет погашен из прибыли «Эстара», тоже было мало: большинство заводов группы стояли с конца 2008 года.

Заводы «Эстара» кормят целые города. Для правительства это острейшая политическая проблема – добиться, чтобы рабочим снова платили зарплату. «Ходят слухи о том, что премьер попросил решить проблему моногородов “Эстар” владельца “Мечела” Игоря Зюзина, ходят. Но подтверждения этому, конечно, нет», – говорит аналитик «Тройки Диалог» Сергей Донской. Как бы то ни было, бОльшая часть заводов «Эстара» вместе с долгами перешли под управление «Мечела». Как только появился новый управленец, банки тут же реструктуризировали задолженность, а с имущества Варшавского был снят арест. Ситуация разрешилась как по учебнику: нерадивый собственник лишился имущества, при новом управленце заводы заработали, а банки улучшили качество кредита.

ПРОФИЛАКТИКА РИСКА

Что делать, если ни с обанкротившейся компании, ни с ее владельцев не взыскать денег, которые они должны? Хотя бы для начала точнее определять надежность заемщика. Сегодня с этим не очень хорошо: существующие правила ведения бухгалтерской отчетности не дают возможности адекватно оценить ресурсы заемщика. «Российские стандарты бухучета не соответствуют мировой практике и позволяют отражать то, чего нет», – признают на условиях анонимности все чиновники. По данным Newsweek, в министерстве экономического развития размышляют над проведением реформы бухучета.

Многие банкиры уже сегодня просят компанию-заемщика, когда речь идет о крупном кредите, либо предоставить отчетность по международным стандартам, либо принести дополнительные документы к российской отчетности. Это снижает риски банка при оценке заемщика, говорит партнер компании «Русконсалт» Мария Останина. «Мы собираем рабочую группу для внедрения МСФО, – говорит замглавы департамента корпоративного управления Минэкономразвития Дмитрий Скрипичников.

Российские стандарты бухучета (РСБУ) – это несколько десятков документов и разных подзаконных актов, которые с середины 1990-х разрабатывают и постоянно переделывают сотрудники Минфина и налоговой службы. Составляя эти правила бухучета, чиновники преследовали одну главную цель: максимально облегчить сбор налогов. А вот понять по этим документам, есть ли у компании деньги, можно не всегда. «Подразумевалось, что предприниматель сам знает, что у него происходит в компании», – объясняет Останина.

Банки еще шесть лет назад были переведены на международную систему отчетности, и явных злоупотреблений стало на порядок меньше. Поэтапный план перехода предприятий на международные стандарты был разработан еще в 2004 году. Предполагалось, что к 2010 году все предприятия страны перейдут на международные стандарты. Однако ни правительство Михаила Фрадкова, ни правительство Виктора Зубкова, ни – пока – правительство Владимира Путина не занималось претворением этого плана в жизнь.

Кризис, возможно, заставит правительство вернуться к этой проблеме. По крайней мере Минэкономразвития рассматривает возможность отмены предоставления отчетности по РСБУ для малых предприятий, сохранив для них только налоговую отчетность. А средние компании с годовым оборотом более 400 млн рублей пусть отчитываются по международным стандартам.

МСФО, в отличие от российских стандартов, создавались при участии предпринимателей, говорит финансовый директор ГК «Эстер» Игорь Шильников. Цель международной отчетности – дать точное представление о том, как у компании обстоят дела с финансами. К примеру, по российским стандартам считается, что оборудование, которое взято в лизинг, то есть в долгосрочную аренду, не рассматривается как актив, хотя оно может приносить прибыль, рассказывает Игорь Шильников. А стандарты МСФО учитывают, что собственник получает доход с работающих станков и машин. Или, к примеру, стоимость недвижимости по РСБУ считается по цене приобретения, рассказывает Останина. Купил землю за миллион рублей – так она и будет всегда стоить по документам РСБУ миллион рублей, хотя ее реальная рыночная стоимость с тех пор могла упасть или подскочить. В МСФО это учитывается.

Кроме того, Минэкономразвития предлагает разрешить кредиторам инициировать банкротство не одной компании, а группы связанных между собой компаний – например, общим владельцем. Такая норма затруднит вывод активов из компаний-банкротов по крайней мере по самым распространенным схемам, когда на месте отягощенного долгами ЗАО появляется одноименное ООО.

Наконец вспомнили в правительстве и о давнем предложении Минфина создать базу данных движимого имущества. До кризиса эта идея не прошла – министерство предлагало создать базу на мощностях агентства по страхованию вкладов, рассказывает источник, близкий к министерству. «Но потом различные ведомства сказали: а причем здесь АСВ? – вспоминает чиновник. – У них специализация другая. В результате проект так и не был реализован». Теперь план в том, чтобы эту базу создавала Ассоциация российских банков.

ссылка на первоисточник - http://www.runewsweek.ru/economics/34695/