ваш инструмент для достижения
бизнес-целей.

Налоговая оптимизация при покупке бизнеса

Главная / Публикации / Налоговая оптимизация при покупке бизнеса

Mergers & Acquisitions (M&A), что в переводе с английского означает «слияния и поглощения», на сегодняшний день составляют значительную часть юридических и налоговых проектов в консалтинговых фирмах. Это напрямую связано с тем, что рынок продажи бизнеса последнее время растет бурными темпами. Именно поэтому ежегодный форум под названием «Новая эра M&A в России», организованный газетой The Moscow Times, не мог остаться незамеченным как юристами, так и бухгалтерами.

Участники форума отметили основные тенденции в этой сфере. Прежде всего, если раньше преобладали сделки по покупке российского бизнеса иностранцами, то теперь все чаще россияне сами покупают интересующую их компанию за границей. Однако такая тенденция характерна скорее для больших компаний, которым становится тесно на внутреннем рынке и они проявляют интерес к иностранным компаниям в той же или смежных областях.

Что касается среднего и малого бизнеса, то процесс M&A для него не менее актуален. Правда, здесь тренды несколько иные. Как и все последние годы, рост количества и объема сделок по покупке бизнеса основывается на следующем. Достигнув определенного размера, отдельно взятая компания нуждается в инвестициях, которые вывели бы ее на новый уровень. По этой причине такая компания является интересным объектом покупки для более крупного конкурента, а также стратегического инвестора (например, фонда), российского или иностранного.

 «Игры» с НДС

На структуру сделки по покупке бизнеса все больше влияет налоговая составляющая. То есть при планировании операции продавец и покупатель стараются найти такой способ перевода бизнеса на нового владельца, который предполагал бы наименьшие налоговые потери. О наиболее важных налоговых аспектах сделок M&A на форуме рассказал партнер и соглава налоговой практики компании «Саланс» Евгений Тимофеев.

Первый вопрос, который решается при структурировании сделки,  что именно будет продаваться: компания целиком или ее активы? Как показывает практика, в подавляющем большинстве случаев объектом сделки становится именно компания. Связано это, прежде всего, с проблемами при возмещении НДС. Так, если продавать предприятие как имущественный комплекс или же его отдельные активы, то с суммы выручки продавец будет обязан уплатить в бюджет НДС. При этом покупатель теоретически наделен правом принять к вычету точно такую же сумму. Однако на деле столь значительные суммы НДС, которые образуются при подобных сделках, налоговые органы обратно из бюджета «без боя» не отдают. Чтобы оспорить формальные причины отказа в возврате НДС, на которые, скорее всего, будут ссылаться налоговики, уйдет немало времени. И даже имея на руках судебное решение в свою пользу, компаниям нередко приходится потратить еще усилия, чтобы добиться исполнения законного решения суда.

Чтобы не навлекать на себя описанные выше беды, можно просто продать юрлицо, на котором числятся интересующие инвестора активы. Именно так и происходит большинство сделок M&A. При таком структурировании сделки владелец продает долю в уставном капитале или акции, и такая операция в соответствии с подпунктом 12 пункта 1 статьи 149 Налогового кодекса не облагается НДС.

 Налог на прибыль: делаем ставки

Решив таким образом проблемы с НДС при продаже бизнеса, фирмы сталкиваются с вопросом обложения налогом на прибыль прироста стоимости организации. Чаще всего дочерняя компания числится в учете «мамы» по номинальной стоимости уставного капитала. При продаже «дочки» материнская компания получает сумму, значительно большую первоначального вклада. Выручка от такой операции облагается налогом на прибыль по ставке 24 процента. При этом в качестве расходов чаще всего можно зачесть только затраты на учреждение компании (уставный капитал). В результате продавец оказывается перед фактом, что должен в бюджет значительную сумму налога на прибыль.

Дабы избежать и этой «неприятности», сделку по продаже российского бизнеса структурируют с использованием зарубежной холдинговой структуры, например, кипрской. В этом случае одна кипрская фирма продает другой (также кипрской) акции (доли) российской компании, которая ведет бизнес исключительно в России. При этом так называемый прирост стоимости компании (capital gain) не облагается налогами на Кипре при условии, что фактический бизнес дочерней компании объекта покупки осуществляется только на территории РФ.

Однако есть ситуация, когда при использовании описанной схемы должен удерживаться российский налог на прибыль (подп. 5 п. 1 ст. 309 НК). Это относится к случаю, когда продаются акции (доли) российских организаций, более 50 процентов активов которых состоит из недвижимого имущества, находящегося на территории РФ.

В этом случае налог на прибыль в размере 20 процентов должен удерживать источник выплаты. В настоящее время у российских налоговых органов нет возможности проследить такую сделку между двумя кипрскими компаниями и заставить покупателя-киприота удержать и перечислить в бюджет РФ 20 процентов от суммы сделки. Однако такое формальное требование есть, и потенциально оно может вызвать соответствующие налоговые риски. В то же время существует возможность сделать объектом сделки не акции (доли) российских компаний, а доли (акции) самих кипрских компаний-держателей. В таком случае положения статьи 309 Налогового кодекса будут формально неприменимы.

Кстати, говоря об уплате российского налога на прибыль при продаже компании, собственникам бизнеса полезно рассмотреть следующую возможность. Если продавцом долей (акций) является также российское лицо, то имеет смысл перед покупкой «выдавить» прибыль, накопленную на компании в виде дивидендов. До момента продажи прежним владельцам выплачиваются дивиденды, которые будут облагаться налогом на прибыль по ставке 9 процентов: согласно пункту 3 статьи 284 Налогового кодекса ставка одинакова как для физических лиц (резидентов), так и для российских юрлиц. В противном случае уже после продажи эта прибыль будет считаться приростом стоимости дочерней компании и в результате будет обложена 24-процентным налогом.

 Выгодные убытки

Также г-н Тимофеев обратил внимание слушателей на то, что при продаже компании  накопленные убытки могут считаться самостоятельным активом, который «стоит» 24 процента от их суммы. Это связано с тем, что в соответствии со статьей 283 Налогового кодекса убытки могут быть перенесены в течение 10 лет с года их получения, причем теперь ими можно покрывать всю текущую прибыль целиком.

Однако очень важным вопросом остается обоснованность переноса «чужих» убытков при присоединении компании. В пункте 5 статьи 283 Кодекса прямо говорится о том, что в случае прекращения компанией деятельности по причине реорганизации правопреемник вправе уменьшать налоговую базу на сумму убытков, полученных реорганизуемыми организациями до момента реорганизации. Однако убытки, так же как и любые другие расходы, должны быть экономически обоснованны (ст. 252 НК). Поэтому нередко налоговики оспаривают использование убытков правопреемников.

С одной стороны, по этому вопросу существует арбитражная практика в поддержку компаний (см., например, постановления ФАС Северо-Западного округа от 22 марта 2006 г. № А56-10320/2005, ФАС Уральского округа от 24 мая 2006 г. № Ф09-4135/06-С7 и др.). В то же время риск того, что налоговики посчитают использование убытков присоединенной компании получением необоснованной налоговой выгоды, достаточно велик. В связи с этим у компании, которая присоединяет убыточный бизнес, должны быть  объективные причины для реорганизации, как то: получение в результате ценных активов убыточной компании прав по важным договорам (например, права по договору аренды), клиентской базы и т. д.

 Опасения и перспективы

В заключение г-н Тимофеев назвал основные потенциальные риски, которые необходимо учитывать при структурировании сделок по купле-продаже бизнеса. Во-первых, это касается изменения подхода, используемого арбитражными судами при рассмотрении налоговых споров. Если раньше форма сделки превалировала над ее содержанием, то теперь, с принятием постановления Президиума ВАС от 12 октября 2005 г. № 53, закрепилась иная судебная доктрина. Сделки рассматриваются не с точки зрения их формального содержания, а по существу произведенных операций.

Во-вторых, докладчик обратил внимание коллег на возможное введение в российское налоговое законодательство понятия контролируемых иностранных компаний (CFC – controlled foreign corporation). В случае принятия соответствующих положений, кстати, широко используемых в мировой практике, возможности налогового планирования при структурировании сделок претерпят значительные изменения.

Указанные поправки означают, что доходы зависимых компаний, расположенных в низконалоговых юрисдикциях, должны будут облагаться российскими налогами, если фактическое управление осуществляется из России. Впрочем, обсуждать конкретные последствия подобных ограничений г-н Тимофеев не стал, поскольку какие-либо подробности относительно предсказываемых изменений в Налоговый кодекс в этой области пока еще неизвестны.

buhnews.ru

Подписка на новости

Подпишись и узнай о самых интересных новостях мира бизнеса

Подписаться